Сибпрофиль

Текст #000476

И словно отвечая на мои мысли, Кассем Хаваль продолжает:

— Вот в такой же яркий и безоблачный день двадцать первого апреля 1948 года началась варварская бомбардировка порта Хайфы. Батареи, установленные на вершинах Кармельских гор, окружающих город, били наверняка. Артиллерийские снаряды падали в густонаселенных мирных кварталах, неся смерть, разрушение, хаос. Наша героиня Сафия выбежала на улицу позвать мужа Сайеда, только-только вышедшего за порог их дома. Но тут ее подхватил поток людей, спасающихся бегством: в основном, это были женщины, старики и дети. В этот ранний утренний час мужчины уже отправились на работу в порт.

Людская лавина не дала Сафие возможности вновь вернуться в дом, где в люльке мирно спал Халдун, ее пятимесячный сын. А когда муж и жена столкнулись в порту и попытались вернуться в свой дом, дорогу им преградили английские военные патрули и не смолкавший ни на миг артиллерийский огонь.

Лишь двадцать лет спустя израильские оккупанты позволили некоторым палестинцам посетить свои собственные уцелевшие от разрушения дома. Сафия и Сайед были среди этих «счастливцев». Тогда же разыскали они и Халдуна. Только теперь его, усыновленного бездетной израильской четой, звали Дофф. Он носил форму израильского резервиста и на следующий день должен был отправиться к месту прохождения военной службы.

Сыну Сафии и Сайеда предстояло ответить себе и окружающим его людям на многие вопросы: кто же его настоящие мать и отец? Что для него теперь родина? Как найти путь к возвращению в родную Хайфу, к братьям по крови, к палестинцам?

Тогда я и встретился с преждевременно состарившимися Сафией и Сайедом, только что вернувшимися из Хайфы. Их безыскусный, горький, пронизанный неутихающей ни на миг болью рассказ и стал основой нашего документального фильма «Возвращение в Хайфу».

Решение же вернуться к этому сюжету в игровом кино было принято по многим причинам, говорит Кассем Хаваль.

— Надо ли напоминать, что проблемы родины, своего независимого государства были и остаются для миллионов палестинцев самыми животрепещущими вот уже на протяжении многих лет.

Разумеется, коммерческое арабское кино, существующее за счет нефтедолларов, получающее солидную финансовую поддержку от некоторых реакционных арабских режимов, старательно обходит этот круг актуальных для народных масс вопросов.

Однако в ходе работы над нашей игровой лентой мы ощутили искреннюю симпатию и поддержку сотен и тысяч наших земляков. Эта поддержка и помогла нам завершить съемки картины, которые шли на севере Ливана в трудные августовские дни 1981 года. Первые просмотры фильма в Ливане, Ираке, Сирии подтвердили правильность нашего решения: документальный сюжет, изложенный языком игрового кинематографа, глубоко волнует арабских зрителей.

С проблемами арабского народа Палестины, о которых с такой болью говорил мне Кассем Хаваль, связана и документальная лента «Западный Берлин — ловушка». Ее поставил по собственному сценарию молодой палестинский кинематографист Джибрил Авад. Картина, показанная в минувшем году на Лейпцигском фестивале, повествует о тех палестинцах — в основном, молодых, — что прельстились посулами империалистической пропаганды, покинули Ближний Восток и отправились искать счастья на Запад.

— Счастья они, разумеется, не нашли ни в Западном Берлине, ни в крупных городах ФРГ, равно как и в западноевропейских столицах. Везде их в лучшем случае ожидали жалкие подачки благотворительных организаций, безработица, отчаяние, одиночество, все пороки социального «дна», на которое их неизбежно бросает античеловеческая капиталистическая система, — рассказывает Джибрил Авад. Купить лекарства без рецепта