Сибпрофиль

Текст #000188

Меня, к примеру, не перестают глубоко потрясать рассказы о женщинах, ставших в годы тяжких испытаний матерями множества чужих детей, нуждавшихся в силу своей сиротской обездоленности не просто в крове и хлебе, но — едва ли не сильнее всего — в ласке, деликатности, терпимости. Но все ли согретые в детстве люди впитали в себя собственным сердцем тепло тех женских сердец, их потрясающую способность сострадать чужому горю за счет собственной жизни? Если да, то каким был этот важный процесс воспитания и сохранения чувств; если нет, то как и почем у померкли именно в этих людях искорки того неугасимого костра человеческой доброты, чей огонь, казалось бы, кому, как не им, выпало нести в наш суровый мир как святыню.
Уже нет необходимости доказывать, что научно-техническая революция не вынуждает к однобокому превращению человека из беспокойно чувствующего в рационально мыслящего. Напротив, НТР обостряет чувства и разнообразит мышление, даже требует от человека эмоциональной и интеллектуальной мобильности. И если бы мне пришлось строить гипотезы по поводу образа героя нашего времени, то желанный вариант для меня был бы таким: я хотел бы видеть «жадного» героя — жадного к знаниям, к поиску истины, к благородству поступков, к красоте и гармонии чувств.
И если уж последовательно говорить об искусстве, то активность позиции самого художника видится мне в его стремлении еще у истоков уловить ведущие тенденции времени, чтобы, вдумчиво, заинтересованно проанализировав в движении и развитии эту начальную фазу, с возможной убедительностью спрогнозировать вариант или варианты ее завершения, то есть варианты нашего будущего, и суметь этим своим исследованием жизни так глубоко коснуться заветных струн человеческой души, чтобы вызвать ответное звучание — гармоничное, благодарное...
И еще, чем художник талантливее, тем больше ответственности несет он перед зрителем, причем, на мой взгляд, главная ответственность таланта состоит в способности быть понятным и понятым. Я отнюдь не призываю к упрощенчеству в искусстве, к снижению творческих критериев, но мне всегда бывает очень обидно, когда серость и бездарность, овладевшая азбучно доступными формами экранного языка, простейшими приемами киномышления, благополучно воспринимается самым широким кругом людей, а художник талантливый, тонкий, глубокий остается вне разума и души своего современника. Пусть его поймут в будущем, но зачем же обеднять настоящее?!
Право, не надо винить зрителя в том, что он чего-то не понимает или не принимает в творчестве художника, а надо думать над тем, как и в каких формах последовательно, требовательно и заинтересованно вносить в его духовный мир истинные художественные и человеческие ценности, которыми только и можно взрастить доброго друга и серьезного единомышленника, чье чувство и слово по ту сторону экрана художнику действительно дорого, важно, необходимо.
Многообразный и разноликий мир кино давно вошел в нашу жизнь, сделал ее ярче и богаче. Сколько встреч с прекрасными людьми и историями их судеб подарил он нам, зрителям! И за всем этим — художники, создающие этот мир, люди, чувствующие потребность важного, открытого разговора со своим зрителем. Серьезного, даже если речь идет о комедийном жанре. Ведь только тогда, когда фильм найдет своего адресата, он состоится, то есть станет произведением искусства.
Маша жизнь настолько насыщена всевозможными заботами, что стремишься видеть, читать, слушать не все подряд, а самое важное и талантливое. Поэтому прежде всего интересен художник, личность, общение с которым обогатит наш внутренний мир, заставит работать мысль. «Среднеарифметические» люди со стереотипным видением мира вряд ли кому-то покажутся занимательными. Недаром ушли в прошлое грим и разнообразнейшие приспособления, позволяющие актеру изменять свою внешность до неузнаваемости. В театр и кино пришла новая эпоха — личностного актера, человечески значительного и сложного. Нельзя не узнать на экране А. Джигарханяна и Е. Леонова, О. Табакова и А. Миронова, но зритель тут ничего не потерял, напротив, в каждой новой работе он открывает еще одну грань таланта любимого актера, зная и доверяя ему, стремится постичь истину нового предлагаемого актером характера. частотный преобразователь